29 ноября 2021
текст: Мадина Аман
что стоит знать
о Вёрджиле Абло.
«You can do it too» –
что стоит знать
о Вёрджиле Абло.
«You can do it too» –
«He was 1 of 1», — написала о Вёрджиле Абло Джиджи Хадид. «He was someone to everyone», — цитата из Instagram её сестры Беллы. В акаунте Balenciaga сейчас висит единственный пост — чёрный прямоугольник с текстом «Rest in Peace Virgil»,. «In loving memory of Virgil Abloh», — вторит ссылка в сториз Канье. Вчера не стало Вёрджила Абло, креативного директора мужской линии Louis Vuitton, основателя собственной марки Off-White, диджея, выступавшего под псевдонимом Flat White, художника, гения коллабораций, человека, который виртуозно слышал голос поколения и, кажется, лучше всех умел говорить на его языке.


Даже если вы далеки от сферы дизайна, не интересуетесь трендами уличной моды и, возможно, до вчерашнего дня никогда не слышали о Вёрджиле Абло, сегодня его именем, скорее всего, заполнена вся ваша лента. Архитектор и строитель по образованию, он был влюблён в здания Рема Колхаса, тяготел к типографике и, нащупав в себе любовь к дизайну, взял курс по истории искусств, что стало его первым шагом в индустрии моды. Я не буду пересказывать его биографию — к настоящему моменту о ней написали практически все издания мира: мальчик, родившийся в семье эмигрантов из Ганы, поступил на архитектурный факультет с целью получить «нормальную» практичную профессию строителя, а однажды вырос в мужчину, которого редакторы fashion-медиа называли самой влиятельной фигурой в мире современной моды. Но между этими событиями — почти четверть века мощного труда человека, который описал свой успех очень честно:
Есть умиляющая, почти неправдоподобная история о том, как 22-летний Вёрджил околачивался рядом с чикагской студией Канье в надежде познакомиться с Уэстом, а потом стал креативным директором его студии и личным стилистом. Модный потенциал обоих выходил за рамки простой заинтересованности: в 2006 году Канье и Вёрджил поехали в Милан на стажировку в Дом Fendi и, говорят, действительно проводили в миланском офисе марки каждый будний день с 9 до 5 — носили кофе, делали ксерокопии и даже получили свои законные 500 долларов после окончания стажировки. Опыт был не зря — три года спустя появилась первая фотография авторства Томми Тона, на которой Уэст и Абло выходят с показа Comme des Garçons. Важно понимать, что в 2009 году Томми Тон был зведой стритстайл-фотографии, и попадание в его объектив было, по сути, прямым заявлением своих модных амбиций.
В течение следующих лет Вёрджил запустил собственный модный бренд Pyrex Vision, закрыл его и уже успешно дебютировал в Париже с Off-White — первым байером, закупившим коллекцию, стала Колетт Руссо — основатель Colette Paris и человек с острейшим нюхом на таланты. В 2015 он получил номинацию LVMH Prize — наряду, кстати, с Жакмюсом. И несмотря на то, что в финалисты Off-White не прошёл, ракета Абло уже была запущена — именно с этого момента началась глобальная экспансия дизайнера. Его часто обвиняли в отсутствии навыков истинного кутюрье; и, справедливости ради, профильного образования у него не было тоже, что не помешало Off-White возглавить список самых востребованных брендов мира согласно аналитическому сервису Lyst.com в 2018 году. От этого списка реально захватывает дух: Gucci на втором месте, Balenciaga — на третьем. Yeezy — на седьмом, Vetements Демны Гвасалия — на восьмом, а Dior и Chanel там вообще нет. В том же году Вёрджил Абло стал креативным директором мужской линии Louis Vuitton — вопреки заявлениям модных сплетников об отсутствии у него таланта.
«Сначала они смеются над тобой, потом адаптируются к тому, над чем смеялись», — сказал Вёрджил Абло в одном из интервью, и если вы в гуглили в этом году модные кроссовки, выбирали классную футболку по завышенной цене, купили большую худи с принтом или ироничной цитатой, он изменил и вас. В этом и был, пожалуй, главный талант человека, который знал, что мир движется со скоростью ленты в Instagram: он подсматривал моду на улицах и приносил сначала на подиумы, а потом и в магазины — сбивая спесь с люкса, он изменил его природу. Создавая Off-White, Абло объяснял значение нейминга как «серую область между белым и чёрным»: именно так стритвир поделился на два контрастных периода — до Абло и после него. И если это смог сделать простой парень со строительного факультета из пригорода Чикаго, то, пожалуй, шанс есть у каждого. Нужно всего лишь не спать.
Я познакомился с Вёрджилом через сообщение от незнакомого номера. Он написал: «Привет, это Вёрджил», — и, как известно любому представителю индустрии моды, есть только один Вёрджил. Мистер Абло. Остальное было историей.

Мне посчастливилось познакомиться и работать с ним бок о бок, но больше повезло называть его своим другом. Это дружба, которую я буду хранить до конца своих дней. Вёрджил всегда говорил, что он делал всё, что он делал, для 17-летнего себя, для мечтателей, для молодых людей, которые думают, что не смогут ничего добиться из-за своего непривилегированного происхождения. После своего первого показа Louis Vuitton он написал в Instagram: «Вы тоже можете это сделать».

Он нёс факел надежды, он был маяком надежды. Надежды, которая следовала за примером, — если он смог это сделать, сможете и вы.

Он изменил не только мир дизайна, он изменил культуру. Он принёс в индустрию громкое слово «разнообразие». Он в этом преуспел и показал всем, как это делается.

Забавно: он называл меня working girl («рабочая девочка»), ссылаясь на RuPaul’s Drag Race, и я продолжу его работу, как и все мы, кому выпал этот счастливый шанс — учиться у него его рабочему духу.

Мои соболезнования его жене Шеннон, двум его детям, его родителям и его сестре Эдвине, а также большому сообществу друзей.

Покойся с силой, дорогой Вёрджил, я увижу тебя на другой стороне.

Абзал Исабеков
Я познакомился с Вёрджилом через сообщение от незнакомого номера. Он написал: «Привет, это Вёрджил», — и, как известно любому представителю индустрии моды, есть только один Вёрджил. Мистер Абло. Остальное было историей.

Мне посчастливилось познакомиться и работать с ним бок о бок, но больше повезло называть его своим другом. Это дружба, которую я буду хранить до конца своих дней. Вёрджил всегда говорил, что он делал всё, что он делал, для 17-летнего себя, для мечтателей, для молодых людей, которые думают, что не смогут ничего добиться из-за своего непривилегированного происхождения. После своего первого показа Louis Vuitton он написал в Instagram: «Вы тоже можете это сделать».

Он нёс факел надежды, он был маяком надежды. Надежды, которая следовала за примером, — если он смог это сделать, сможете и вы.

Он изменил не только мир дизайна, он изменил культуру. Он принёс в индустрию громкое слово «разнообразие». Он в этом преуспел и показал всем, как это делается.

Забавно: он называл меня working girl («рабочая девочка»), ссылаясь на RuPaul’s Drag Race, и я продолжу его работу, как и все мы, кому выпал этот счастливый шанс — учиться у него его рабочему духу.

Мои соболезнования его жене Шеннон, двум его детям, его родителям и его сестре Эдвине, а также большому сообществу друзей.

Покойся с силой, дорогой Вёрджил, я увижу тебя на другой стороне.

Абзал Исабеков