5 апреля 2022
текст: Камиля Сейсембекова
фото: Аида Аблаева
Как вдохновиться американскими мастерскими и создать подобное в Алматы с учётом локальной экономики, выжить после пожара в мастерской и начать всё заново, выиграть миллион тенге
от Almaty Pop Up Store и JUSAN и делать шаги к налаживанию производства шерсти
в Казахстане, — рассказывает
основательница казахстанского
бренда и ателье шляп TAICARA
Карлыгаш Омарова.
Карлыгаш работала с шерстью с детства — этому её научила бабушка в родном ауле возле Тараза. Они стригли овец, валяли шерсть и вязали одежду из пряжи, которую бабушка делала на веретене.Пока мир не стал нам недоступным в 2020 году, Карлыгаш путешествовала по Америке. Запомнилось многое, но особенно — магазины-мастерские, где делают шляпы на заказ. Представьте: приходишь в мастерскую, где пахнет клеем, шерстью и ручным трудом, тебе приносят кофе, а ты выбираешь размер, цвет, модель и чувствуешь себя самым значимым клиентом. Карлыгаш подумала: почему такого нет в Казахстане?
как всё началось
Почему в Америке внимание привлекли именно шляпы, Карлыгаш не понимала сама, пока не просмотрела семейный альбом с фотографиями из детства. Оказалось, что головные уборы она любила всегда. «У меня с собой постоянно была одна панама, я ухаживала за ней и следила, чтобы она не теряла форму». Теперь Карлыгаш считает, что шляпа — главная составляющая образа. Грамотно подобранным головным убором можно полностью его изменить.
Летом 2020 года Карлыгаш поехала в аул, где провела детство с бабушкой.
________________________________________
«Лежала там, где мы работали с ней. Было жарко. Нахлынули воспоминания.

Она была очень трудолюбивая, как, наверное, все казахские женщины тогда. Просыпалась в шесть утра, и начиналось: доила корову, делала сметану и курт, занималась огородом, шила корпешки, работала с шерстью. А я всё делала с ней.

Помню, у неё были большие ножницы для стрижки овец — қырықтық по-казахски. Вдвоём мы держали барана коленями и отрезали ножницами шерсть. Чтобы очистить от мусора, травы и насекомых, нужно было бить её палками и мыть. А потом бабушка делала из шерсти пряжу на ұршық, веретене. Из этой пряжи вязали носки
и свитеры. Благодаря бабушке я буквально видела, как делается одежда, которую мы носили: от стрижки наших овец до вещей на полке.








От бабушки у меня осталось самое важное — мои умения и уважение
к ручному труду сейчас. И я этим горжусь».
______________
о работе


После лета в доме бабушки Карлыгаш вернулась в город — уже с идеей для бизнеса. Она представляла, что использует свои знания, которые достались от бабушки: будет валять шерсть сама, продумывать размеры и форму. Оказалось, что для шляп нужны готовые полуфабрикаты — гладкий фетр. Если валять шерсть самостоятельно, шляпа будет ребристой и грубой, а фетр легко растягивать и придавать форму.



Карлыгаш начала обучаться самостоятельно летом 2020 года. На видео в YouTube, статьи, онлайн-мастер-классы и курсы у поставщиков фетра и соломы ушло три месяца. В ноябре была готова первая шляпа. Но бренд начался даже не с неё, а с помещения, которое Карлыгаш нашла в феврале 2021 года, — мастерская над барами по Назарбаева.
«Оно подходило к моему представлению об идеальной мастерской. Решилась — сняла помещение, закупила оборудование и устроила первую фотосессию». Спустя полгода там случился пожар, на мастерскую рухнул потолок. Карлыгаш пришлось
начинать всё с нуля.
Пожар на проспекте Назарбаева,
2021 год
о вложениях



Изначально Карлыгаш вложила в бренд около трёх миллионов тенге:
на оборудование, материалы, аренду и обустройство мастерской на Назарбаева. А потом случился пожар. Сколько денег она потеряла, неизвестно, — предпринимателям не делали оценку ущерба. Карлыгаш пришлось закупать материал заново, искать новое помещение и менять сгоревшие машинки. Но это её не демотивировало — она даже сделала лимитированную коллекцию шляп из фетра, который слегка обгорел при пожаре.

Швейные машинки, которые нужны в производстве, стоят по полмиллиона тенге. Их нужно минимум три: профессиональная, обычная, чтобы делать прямую строчку, и рукавная — для головных уборов. Карлыгаш заказывает их из Китая.




На материалы тратит около 400 000 тенге в месяц, из которых можно сделать от 20 до 30 шляп, и заказывает из России и Эквадора через российских дистрибьюторов. Российские службы доставки работают как обычно, расстраивают только нестабильные цены — с февраля они успели подняться и снова упасть. Это происходит так быстро, что старую цену зачёркивают, а новую пишут ручкой. Уследить за этим сложно,
а тем более удерживать цены на собственный продукт в Казахстане, учитывая скачущий доллар. Карлыгаш выходит из ситуации так: уменьшает затраты на маркетинг и исключает упаковку для шляпы из стоимости — клиенты могут купить подарочную коробку отдельно.

«Не хочу, чтобы люди работали целый месяц, чтобы купить одну шляпу, и отказывали себе в другом до следующей зарплаты».


«Мне кажется, что казахстанские производители должны учитывать тонкости локальной экономики (например, среднюю зарплату), когда устанавливают цены, — чтобы продукт был доступен для людей».

Карлыгаш предпочитает умеренно вкладываться в рекламу в Instagram — в среднем $30 в неделю. Всё потому, что на большое количество заказов не хватает рук. Начинающим производителям не советует пытаться обязательно продать свои изделия далеко за границей. Это не показатель успеха, а ещё это дорого из-за логистики. «Но если вы всё-таки решили ориентироваться на экспорт, не бойтесь конкуренции там. Наоборот, конкуренция — это показатель спроса.
Так же и в Казахстане».

о спросе на шляпы
и процессе работы


Карлыгаш изучила производство, но не разработала бизнес-план и не изучила аудиторию. Интуитивно посчитала, что шляпы будут покупать девушки 20-40 лет, но как только запустила производство, посыпались запросы от мужчин. Оказывается, стейтмент-шляпы носят не только женщины.




Производство шляп — кропотливый ручной труд. Соломенные шляпы делаются за два дня. Фетровые — дольше, и срок зависит от погоды. Например, если на улице сыро, фетр сохнет дольше, — до пяти дней. Карлыгаш рассказывает, что получила три травмы руки, когда работала одна, и это затягивало процесс. Но она всё равно не готова расширять штат сотрудников — в команде сейчас она и помощница, — потому что в этом деле важна личная заинтересованность и кропотливый ручной труд. И терпение.





«С каждым заказом я развиваю новый навык — например, разные виды соломы для летних шляп требуют своего подхода. Помощниц тоже обучаю сама».



о команде



Команда TAICARA — компактная: Карлыгаш и Малика, её помощница. Шляпы делают вместе — вдвоём легче и быстрее, — и всегда могут друг друга заменить. У Карлыгаш есть ещё две помощницы — они на подмоге, когда у бренда много заказов. Карлыгаш за современную модель команды, где каждый сотрудник универсальный, — чтобы общаться с клиентами, обрабатывать заказы, вести социальные сети, делать шляпы, упаковывать и продавать.

В день они делают две или три шляпы.
В месяц — 20-30 шляп, но иногда успевают и 50. 70 % из них — на заказ. Спрос зависит от сезона, но иногда предсказать, когда будет много заказов, сложно. Карлыгаш рассказывает, что в конце января их было много (несмотря на январские события),
а в феврале их не было совсем.





о планах на будущее




Производство шляп — непростое дело. Ещё сложнее от того, что в Казахстане не производят сырьё и оборудование. Швейные машинки Карлыгаш заказывает из Китая, материалы — из России, Европы или Эквадора, болванки (деревянные формы для изготовления шляп) — из России. «У нас нет даже хлопковых лент для шляп, только из полиэстера. Это боль всех казахстанских производителей», — рассказывает Карлыгаш и хочет наладить производство полуфабрикатов из шерсти в Казахстане. Одним из путей это осуществить Карлыгаш считает маркетплейсы казахстанских дизайнеров: «Чем больше осведомлённости о локальном производстве, тем выше шанс, что наладится и производство сырья».





Производство шерсти в Казахстане в цифрах:

около 40 тысяч тонн овечьей шерсти производится в год

в 2021 году из 40,4 тысяч тонн 11 тысяч переработали
в Казахстане — это почти 27 %

16 % экспортировали

73,5 % утилизировали — сожгли


Кроме амбициозных целей, у Карлыгаш есть и краткосрочные. Сейчас она разрабатывает формы для шляп — только не из дерева, чтобы не вырубать леса, а перерабатываемого пластика. «В этом тоже есть нюансы: при производстве шляп мы используем высокую температуру и металлические гвозди. Из-за этого форма быстрее изнашивается: деформируется из-за температуры или трескается из-за гвоздей».







Грант от JUSAN и Almaty Pop Up Store Карлыгаш вложит в материалы для летней коллекции, деревянные формы, швейную машинку и специальный швейный утюг.

«Если бы не нестабильный курс доллара, купила бы рукавную, но на неё поднялись цены. Всё равно миллион тенге — это большая помощь для любого казахстанского дизайнера. Такую сумму не получаешь каждый день».








Click to order
вам понравилось
Total: 

в стоимость не включена доставка.
сумму к оплате вам сообщит менеджер.


если у вас есть вопросы, оставьте нам сообщение
Ваше имя
Email
ваш номер
адрес доставки
город, улица, дом, номер квартиры/офиса
сообщение для сентябрь
при нажатии кнопки "оформить заказ", вы соглашаетесь с правилами сайта